top

Авдотья Рязаночка

Подступал тута царь Бахмет турецкиий,
И разорял он старую Казань-город подлесную,
И полонил он народу во полон сорок тысячей,
Увел весь полон во свою землю.
Оставаласи во Казани одна женка Рязаночка, Авдотья Рязаночка
Стосковаласи женка, сгореваласи:
У ней полонил три головушки —
Милого-то братца родимого,
Мужа венчального,
Свекра любезного.
И думает женка умом-разумом:
«Пойду я во землю турецкую
Выкупать хотя единыя головушки
На дороги хорошие на выкупы».
Царь Бахмет турецкиий,
Идучи от Казани от города,
Напустил все реки, озера глубокия,
По дорогам поставил он все разбойников,
Во темных лесах напустил лютых зверей,
Чтобы никому ни пройти, ни проехати.
Пошла женка путем да дорогою:
Мелкие-то ручейки бродом брела,
Глубокия реки плывом плыла,
Широкия озера кругом обошла,
Чистыя поля разбойников о полночь прошла
(О полночь разбойники опочин держат),
Темные леса лютых зверей о полден прошла
(О полден люты звери да опочин держат).
Она так прошла да путем да и дорогою,
Пришла-де во землю турецкую
К царю Бахмы турецкому,
Понизешеньку ему поклонилася
«Ты, батюшка царь Бахмет турецкиий!
Когда ты разорял старую Казань-город подлесную
Полонил ты народа сорок тысячей,
У меня полонил три головушки —
Милого-то братца родимого,
И мужа венчального,
Свекра любезного.
И пришла я к тебе выкупати хотя единыя головушки

На дороги ли хоть на хорошие на выкупы».
Отвечал ей царь, ответ держал:
«Ты, Авдотья-женка Рязаночка!
Как ты прошла путем да и дорогою?
У меня напущены были все реки, озера глубокия,
И по дорогам были поставлены разбойники,
А во темных лесах были напущены люты звери,
Чтобы никому ни пройти да ни проехати».
Ответ держит ему Авдотья-женка Рязаночка:
«Батюшка царь Бахмет турецкий!
Я так прошла путем да и дорогою:
Мелкия-то речушки бродом брела,
А глубокия речушки плывом плыла,
Чистыя поля разбойников о полночь прошла
(О полночь разбойники опочин держат),
Темные леса лютых зверей о полден прошла
(О полден люты звери опочин держат),
Я так прошла путем да и дорогою».
Говорит ей царь Бахмет турецкий:
«Ты, Авдотья-женка Рязаночка!
Когда ты умела пройти путем да и дорогою,
Так умей-ка попросить и головушки
Из трех единыя,
А не умеешь ты попросить головушки,
Так я срублю тебе по плеч буйну голову».
Стоючись, женка пораздумалась,
Пораздумалась женка, порасплакалась:
«Уж ты, батюшка царь Бахмет турецкий!
Я в Казани-то была женка не последняя,
Не последняя я была женка, первая.
Я замуж пойду, так у меня и муж будет,
Свекра стану звать батюшком;
Приживу я себе сына любезного,
Так у меня и сын будет;
Приживу я себе дочку любезную,
Воспою-скормлю, замуж отдам,
Так у меня и зять будет.
Не видать мне буде единыя головушки —
Мне милого братца родимого,
Да не видать век да и по веку».
Сижучись-де, царь пораздумался,
Пораздумался царь, порасплакался.
«Ты, Авдотья-женка Рязаночка!
Когда я разорял вашу сторону Казань-город
подлесную,
Тогда у меня убили милого-то братца родимого.
Не видать буде век да и по веку.
За твои-то речи разумныя,
За твои-то слова за хорошия

Ты бери полону, сколько надобно,
Кто в родстве, в кумовстве, в крестном братовстве».
Начала женка ходить в земле турецкия,
Выбирати полон во свою землю.
Она выбрала весь полон земли турецкия,
Привела-де полон во свою Казань-город
подлесную,
Расселила Казань-город по-старому,
По-старому да по-прежнему.

Исторические песни

0

Оставить комментарий

*
top